Сефер Ецира в Каббале и западном эзотеризме

Происхождение и авторство

«Сефер Ецира» является наиболее ранней книгой Каббалы, сохранившейся до нашего времени. Дословно ее название следует переводить как «Книга формирования», поскольку «Ецира» (יצירה) происходит от еврейского слова, означающего форму (צורה). Она повествует о том, как Бог посредством чисел и букв сформировал мир.

Точное происхождение этой книги теряется во мраке веков. Ортодоксальная традиция иудаизма долгое время приписывала ее авторство Аврааму. Это обусловлено тем, что Авраам фигурирует в самом тексте книги, в 6-й главе, где говорится о том, как Бог заключил с ним союз.

Как известно из Торы, именно Аврааму впервые была дана заповедь обрезания, которую он передал своим потомкам, и которая по сей день исполняется в иудаизме и в исламе. В тексте Сефер Ецира говорится о двух союзах – обрезании языка и обрезании на половом члене. Первый, рассматриваемый с религиозной точки зрения, понимают как сдержанность в речи, хотя оба эти «союза» имеют также эзотерическую интерпретацию, основанную на строении энергетического тела человека.

Поскольку Сефер Ецира ставит в соответствие буквам различные части человеческого тела, основанные на ней техники рассматривались и как способ создания искусственного человека – голема. Именно так комментаторы понимают выражение Торы: «И взял Аврам… все достояние, которое они приобрели, и души, сделанные ими в Харане». В Талмуде (Санедрин 65 б) описан случай создания такого искусственного человека, и в этом же контексте упоминается Сефер Ецира, посредством которой рав Ханина и рав Ошайя создавали коров. Однако нет уверенности в том, является ли известный сегодня текст Сефер Ецира тем самым, о котором идет речь в этом отрывке.

Вполне очевидно, что текст Сефер Ецира не был написан самим Авраамом, хотя бы потому, что в нем встречаются цитаты из книг Танаха, появившихся гораздо позже него, – например, из книги пророка Ихезкеля (1:14), из Псалмов (104:4), а в некоторых версиях также из книги Иова (37:6). Среди каббалистов, комментировавших и использовавших Сефер Ецира, распространено мнение о том, что ее настоящим автором был раби Акива (I – II века н. э.), один из выдающихся мудрецов Мишны, развивавший учение о сакральном смысле букв. Если традиция, изложенная в Сефер Ецира, вообще существовала до эпохи Мишны (или даже со времен Авраама), то она передавалась устно и могла многократно видоизменяться и облачаться в новые формы. Во всяком случае достоверных сведений об этом не сохранилось.

Рав Моше Кордоверо (XVI век), которого можно считать главным систематизатором ранней Каббалы, отмечает, что некоторые приписывают Сефер Ецира праотцу Аврааму, а другие – раби Акиве, и в этом вопросе нет согласия[1].

Фактически же эта книга становится известна в еврейских общинах около IX века н. э., и с этого времени через всю историю тянется длинный поток комментариев к ней.

Комментарии к Сефер Ецира

Сефер Ецира в современном издании, включающем 11 комментариев

Саадия Гаон в 931 году н. э. составил самый ранний из сохранившихся комментариев к Сефер Ецира, основанный в большей степени на греческой философии, а также на рудиментарных научных сведениях той эпохи, чем на мистическом толковании. Согласно его подходу десять божественных имен, приводимых в начале текста, соответствуют десяти категориям Аристотеля (как и десять заповедей синайского откровения, начертанных на скрижалях).

Понятие десяти сфирот, ставшее краеугольным камнем всей Каббалы, впервые встречается в Сефер Ецира. Сфирот являются числами в мистическом понимании этого слова и указывают на этапы творения. Они же означают качества или атрибуты, через которые Бог, непознаваемый по сути Своей, проявляется в мироздании.

Очевидно, что в эпоху поздних гаонов (X – XI в.) тема сфирот начинает все больше циркулировать в кругах еврейских ученых и глав академий. Шрира Гаон описывает десять «венцов», соответствующих различным частям тела, названия и свойства которых совпадают с тем, что известно в Каббале о сфирот. Его сын Ѓай Гаон получает письмо с вопросом о том, являются ли сфирот теми самыми  «качествами милосердия», о которых говорится в Талмуде, и если да, то почему их число разнится.

Тому же периоду принадлежит и первый астрологический комментарий к Сефер Ецира. Его автором был Шабтай Доноло – еврейский врач и астролог. В предисловии к своему труду, который он назвал «Умудри меня» (חכמוני), он рассказывает о том, как путешествовал в поисках знаний о влияниях звезд и планет и не нашел среди своих единоверцев никого, кто мог бы обучить его этому. В итоге он добрался до Месопотамии, где встретил халдейского мудреца по имени Багдас, ставшего его наставником в науке о звездах. Астрологические сведения, почерпнутые от него, и составили основу комментария к Сефер Ецира.

Действительно, как мы увидим далее, изучать Сефер Ецира без знания астрологии бессмысленно, поскольку еврейским буквам там ставятся в соответствие стихийные элементы, планеты и знаки Зодиака. Не имея понятий об их астрологических свойствах и влияниях, невозможно составить ясное представление и о буквах. По этой причине Каббала в оккультной традиции включена в единый синтез  с Астрологией.

В последующие столетия возникло огромное множество комментариев к Сефер Ецира. Некоторые из них – обширные и вмещающие в себя колоссальный объем каббалистических знаний, другие – обрывочные, возможно, не уцелевшие в полном виде.

Геронская школа каббалистов, насчитывавшая как минимум пять поколений в передаче своей традиции, прославилась главным образом именно работой с Сефер Ецира. От нее сохранились следующие тексты:

 — комментарий раби Ицхака Слепого (1160-1235);

 — комментарий раби Эзры из Героны (умер в 1227);

 — комментарий раби Моше бен Нахмана (сокр. Рамбан, 1194-1270);

С последним из них существует путаница, поскольку можно встретить два различных комментария, приписываемых Рамбану. Один из них, по всей видимости, принадлежит его учителю – раби Эзре. Тот комментарий Рамбана, который включен в современное полное издание Сефер Ецира, охватывает лишь первые три главы книги и на этом прерывается. Он не включает астрологическую часть (которая, главным образом, начинается с 4-й главы). Его продолжение либо не сохранилось, либо никогда не было написано.

Одним из наиболее емких и насыщенных комментариев, излагающих глубину каббалистического учения, является текст, приписываемый раби Аврааму бен Давиду (сокр. Раавад). Впрочем, истинным его автором является гораздо менее известный еврейский каббалист – раби Йосеф Арох. Он объединяет астрологические сведения вместе с учением сфирот и божественных имен. В своих расчетах движения Луны вдоль 28 лунных стоянок автор стремится к максимальной точности, доходящей до секунд, однако при этом отталкивается от принятой в то время круговой модели орбит с равномерными скоростями движения. Зодиакальный круг и лунные стоянки он делит на отрезки, по которым распределяются буквы из комбинаций имен Бога, раскрывающие секреты их астрологических влияний. Двенадцать домов гороскопа он связывает с простыми буквами алфавита через качества двенадцати колен Израиля. Поясняя четвертую главу Сефер Ецира, он описывает сферы влияния каждой планеты на основе их астрономических особенностей и передачи влияния от сфирот.

Авраам Абулафия (1240-1291) использовал Сефер Ецира как практическую систему для сложных медитативно-ритуальных практик. Его методика включала работу с буквами, которые переставлялись и комбинировались различными способами. Сефер Ецира неоднократно описывает подобные процессы, говоря, что Бог, создавая различные объекты нашего мира, «вырезал, высекал, сочетал, взвешивал и заменял» буквы[2]. Каждый из перечисленных здесь глаголов представляет отдельную операцию. На таких операциях построена практическая система Абулафии, работая с которой он и его ученики достигали откровений и получали магические эффекты. Один из учеников описывает в кратком автобиографическом повествовании, как во время подобных упражнений от него начал исходить физический свет, который освещал комнату не хуже свечи[3].

Таким образом, этот древний краткий текст несет в себе как знания о природе и процессах творения, так и практическую инструкцию к тому, чтобы воспроизводить эти процессы в своей частной духовной практике – в своем индивидуальном микрокосме.

В последующие столетия в еврейской традиции появилось множество новых комментариев к Сефер Ецира, среди которых самыми значительными можно считать принадлежащие следующим авторам:

 — раби Моше Кордоверо (1522- 1570);

 — раби Хаим Виталь (1542-1620), опирающийся на учение его наставника Ари;

 — Виленский Гаон (раби Элияу бен Шломо-Залман из Вильны, 1720-1797);

Уже в XX веке Арье Капланом был составлен современный каббалистический комментарий на английском языке, нацеленный не столько на открытие новых тайн, сколько на систематизацию и резюмирование подходов более ранних авторов. В своей работе Каплан приводит многочисленные таблицы и схемы, помогающие сравнить взгляды разных каббалистических школ на сфирот, каналы, планеты, ангелов и т. д. Для современного ученика работа Каплана может послужить хорошей отправной точкой, чтобы с нее продолжить собственные исследования.

С учетом такого количества работ за всю историю, нацеленных на разъяснение Сефер Ецира и раскрытие ее секретов, можно смело сказать, что этот текст – одна из важнейших и самых центральных книг еврейской традиции, уступающая по числу комментариев к ней разве что Торе и Талмуду. Едва ли найдется хоть один значительный каббалист любой эпохи, который не приложил бы к ней свою руку. Однако, несмотря на обилие пояснений, для начинающего она представляет крайне запутанное и трудное для восприятия явление. Во многом виной тому существование нескольких параллельных версий текста, разнящихся между собой в ряде ключевых деталей.

Версии текста Сефер Ецира

Уже первый среди известных нам комментаторов – Саадия Гаон – отмечает, что эта книга не является распространенной, и мало кому удалось сохранить ее текст без изменений и искажений[4]. Прежде всего, она состоит из восьми глав, – утверждает он, как бы давая понять своему читателю, что в различных версиях можно встретить и другое число глав. И действительно, все известные версии (кроме версии самого Саадии) содержат не восемь, а только шесть глав.

Очевидно, что уже к IX веку существовало несколько вариантов текста. Саадия Гаон стремится отыскать наиболее точный из них. В нескольких местах он приводит альтернативный вариант того или иного предложения, иногда даже считая своим долгом подробно объяснить, почему он предпочел один, а не другой.

Тем не менее, версия Саадии совершенно игнорируется последующими поколениями. У всех средневековых комментаторов мы встречаем примерно одинаковый текст из шести глав, различающийся лишь отдельными деталями. В XVIII веке раби Элияу из Вильны (известный как Виленский Гаон) выдвинул свой вариант текста книги, который он считал наиболее аутентичным. Его структура более четкая, порядок при перечислении того, что было сотворено каждой буквой, сведен к единообразию и строгой форме. Однако астрологические соответствия, показанные Виленским Гаоном в его версии, вызвали бы недоумение у любого знатока в этой области.

Раби Элияу бен Шломо-Залман из Вильны (Виленский Гаон), 1720-1797

О самом Виленском Гаоне сохранилось множество рассказов, отличающихся зачастую своей сказочностью и апологетичным настроением. Его ученики утверждали, что он изучил все существовавшие в то время науки. По факту же помимо учебника по математике, который существенно отстает от развития этой дисциплины в ту эпоху, нет никаких доказательств для подобных утверждений. Рассказывают также, что Виленский Гаон еще в детстве собирался создать голема (вероятно, при помощи Сефер Ецира), но, получив неблагоприятный знак свыше, отказался от этой затеи.

В общей сложности можно найти десятки версий Сефер Ецира, если учитывать по отдельности каждое разночтение в отдельных словах. Современного исследователя такая ситуация может ввергнуть в отчаяние. Однако это отчаяние было бы оправдано, только если бы мы рассчитывали найти некую «единственно истинную» версию текста. В действительности же об этом не может идти речи. Каждый каббалист «отлаживает» эту систему в соответствии с рядом применений, которые он для нее усматривает. Версии, которые можно считать «сильными» для одних применений, могут быть «слабыми» или вовсе не передавать того, что нужно для других. На практике желающему проникнуть в секреты Каббалы стоит изучить две-три основных версии книги, которые помогут ему через их призму понять и интегрировать последующую духовную традицию. Рассмотрим теперь подробнее, какими же могут быть эти применения.

Сефер Ецира и магические школы Запада

Как уже отмечалось выше, Сефер Ецира может служить одновременно как моделью для теоретического изучения связей и соответствий между языком и элементами творения, так и основой для духовной практики с использованием языка.

По мнению философов древности, язык – это главное, что отличает человека от животного. Вслед за ними каббалисты также подразделяли природу на безмолвную (неживую), растительную, животную и «говорящую», имея в виду в последней категории человека. Используя речь, человек уподобляется Богу, который творил мир Своим словом. Вот почему речь и язык всегда были чрезвычайно важны в магии, нацеленной на раскрытие этого творческого, божественного начала в человеке.

Сефер Ецира, рассматривающая базовые элементы языка, занимает центральное место не только для иудаизма, но и для всей западной эзотерической традиции. Эта книга многократно переводилась на латинский, немецкий, французский и английский языки (а позже и на русский). К тому периоду, когда развитие общества в Европе позволило создавать магические школы, предлагающие достойным кандидатам свое посвящение, Сефер Ецира стала неотъемлемой частью библиотеки каждой из этих школ. Как правило, их главы сами занимались переводом этой книги и считали нужным сделать собственное издание для своих последователей.

На французский язык эту книгу перевел Жерар Анкосс (известный под псевдонимом Папюс) – основатель «Ордена Мартинистов» и соучредитель «Каббалистического Ордена Розы и Креста». Примерно в то же время У. Уэсткотт сделал английский перевод для «Герметического Ордена Золотой Зари», одним из глав которого являлся.

Основными областями применений Сефер Ецира в оккультизме можно назвать следующие:

  1. Карты Таро. Каждый из старших арканов Таро соответствует букве еврейского алфавита. Содержание аркана во многом задается каббалистическими соответствиями аналогичной буквы, указанными в Сефер Ецира. Это, в свою очередь, становится частью ритуальной посвятительной системы магических орденов и, конечно же, не может не повлиять на практику раскладов Таро. В особенности здесь следует отметить также распределение арканов Таро по граням и ребрам куба, описанного в Сефер Ецира. Эта модель была известна оккультистам XIX века, но в большей степени ее подчеркнул Пол Фостер Кейс в своих работах по Таро.
  2. Ритуалы «запечатывания пространства». Поскольку исходный постулат магии – это аналогия микрокосма и макрокосма, магические ритуалы во многом ориентированы на «подражание» Богу или Вселенной. Этапы творения, описанные в первой главе Сефер Ецира, могут быть в символической форме воспроизведены в ритуальной обстановке. В качестве наглядного примера можно упомянуть Ритуал Ециратической Печати, приводимый М. Д. Крейгом в его «Современной магии» (урок 9). Эта практика представляет альтернативу более известным магическим ритуалам, призванным очистить пространство и создать в нем герметичную зону (магический круг). В данном случае вместо круга получается куб, поскольку буквами божественного имени «запечатываются» шесть направлений.
  3. Создание астральных образов. Одной из проблем мага, занимающегося призыванием и контактом с различными духовными существами, является нехватка пространства, одинаково доступного как для проявления существа, так и для восприятия мага. С целью создания такой «переходной зоны» используются зеркала, хрустальные шары, воскурения и т. д. Но в первую очередь образ призываемого существа должен ожить в воображении оператора, чтобы с ним можно было поддерживать диалог. В ордене «Золотой Зари» на основе Сефер Ецира для этих целей был введен метод, позволявший создавать образ любого существа, если известно его имя на иврите. Каждая буква заменяется своим стихийным, планетарным или зодиакальным эквивалентом, что позволяет получить красочную картину. Так в дополнение к абстрактным именам в работу вовлекается воображение, помогающее облегчить контакт с миром ангелов или демонов.
  4. Медитация и управление энергией. Помимо астрологических соответствий, Сефер Ецира указывает и на связь каждой буквы с той или иной частью тела. Это является отправной точкой практик, нацеленных на развитие энергетики и перенос сознания в астральное тело. Хорошим примером здесь может послужить книга Франца Бардона «Ключ к истинной Каббале», где он дает упражнения для каждой буквы, соединяя в них цвет, звук и концентрацию на соответствующих частях тела. При дальнейшей работе такая практика может дать способность не только сосредотачивать внутреннюю энергию, но и активно влиять с ее помощью на окружающий мир.

Остановимся теперь подробнее на некоторых из перечисленных выше применений.

Папюс и Сефер Ецира

Жерар Анкосс (Папюс), 1865-1916

В 1887 году Станислас де-Гуайта и Папюс основали в Париже «Каббалистический Орден Розы + Креста», который выдавал своим членам степени бакалавра, лицензиата и доктора Каббалы по мере их продвижения в овладении этой божественной наукой. Сам Папюс утверждал, что Каббала является единственным учением «высоким и синтетическим, а потому доступным понятиям Запада»[5]. Там же он дает ей следующую характеристику:

«Каббала – наука о душе и о Боге во всех их соотношениях. Она учит и доказывает, что все заключается в Одном и Одно во всем, позволяя благодаря аналогии восходить от образа к принципу или от принципа спускаться к форме».

Неудивительно, что Сефер Ецира играла большую роль в учении ордена. В том же году Папюс перевел эту книгу на французский – за четыре года до М. Ламберта, перевод которого впоследствии Папюс оценил выше собственного. Излагая эзотерическую систему Таро, он следует по стопам своих предшественников, ставя старшие арканы в соответствие еврейским буквам. Фактически, каждая буква и каждый аркан отражают фундаментальные принципы мироздания:

«Закон, верховенствующий при сотворении еврейского языка, является тем же, который верховенствовал при творении Вселенной, так что познать один значит познать и другой. Вот что хочет показать одна из древнейших книг Каббалы – Сефер Ецира»[6].

Чтобы постичь смысл этих принципов и овладеть ими, необходимо погрузиться в глубину эзотерического прочтения алфавита – отталкиваясь от начертания, звучания, числовых значений букв, научиться проецировать их на любые области бытия. Этот путь может занять у новичка немало времени, и Папюс не скрывал всю его сложность:

«Еврейская буква для каббалиста – целый мирок с его планами соответствий, подобно тому как Вселенная есть каббалистическая азбука со сцеплением жизненных отношений. Поэтому можно понять, как трудно изучить Священную Каббалу – самое ядро западного посвящения»[7].

В разных своих книгах он вновь и вновь указывает на связь Сефер Ецира (как и Каббалы в целом) с Таро, однако на практике это соотношение арканов с буквами получило в его книгах недостаточно полное развитие. Образы, запечатленные марсельской традицией на картах, не слишком очевидно согласовывались с тем, что было известно о еврейских буквах. Каббалистическое Таро Папюса строится на законе Тетраграммы – четырехбуквенного имени Бога י-ה-ו-ה – который передает циклическое развитие. В этом законе нашло отражение учение мартинизма о числах и соотношениях между Богом, человеком и природой. Что же касается информации о буквах, изложенной в Сефер Ецира, Папюс добавляет ее к описанию каждого аркана, но не основывает структуру Таро на ней:

«Мы можем построить Таро исключительно на еврейских буквах и числах, но не в этом наша цель. Мы постараемся найти, как можно извлечь из еврейских букв символизм Таро, и вот как мы это сделаем: определим дедуктивным путем значение фигур Таро и их смысл»[8].

Таким образом, связь Таро с Сефер Ецира была хорошо известна французской оккультной школе, но не была в достаточной мере раскрыта ею. Добавим к этому, что в своем понимании еврейского алфавита Папюс шел за Фабром де-Оливе, который возводил каждую букву к древним иероглифам. Эта система стала доминирующей для всего французского оккультизма конца XIX – начала XX веков и для мартинистских лож в разных странах. Ее можно увидеть, к примеру, в «Энциклопедии оккультизма» Г. Мёбеса и более опосредованно – в книгах В. Шмакова.

«Золотая Заря» и Сефер Ецира

Пока во Франции Папюс и его товарищи основывали упомянутые выше организации, их английские коллеги-оккультисты тоже не сидели сложа руки. В  1888 году в Лондоне открылся первый храм «Герметического Ордена Золотой Зари», во главе которого встали трое «вождей» – У. Уэсткотт, С. Л. МакГрегор Матерс и У. Вудман. Система этого ордена впоследствии оказала наибольшее влияние на все развитие западной магии и оккультизма XX столетия.

Уильям Уэсткотт перевел Сефер Ецира на английский. Система Таро «Золотой Зари» имеет важное отличие от французской – в ней «Дурак» идет в начале ряда старших арканов и соответствует букве Алеф, а «Сила» и «Справедливость» меняются местами (буквы Тет и Ламед соответственно).

«Пространственный куб» согласно Сефер Ецира

Здесь аналогии букв со стихиями, планетами и знаками Зодиака обрели гораздо более яркое проявление, чем у Папюса. Действительно, на карте «Звезда», соответствующей букве Цади и знаку Водолея (по Сефер Ецира), мы видим женщину, льющую воду; на карте «Сила» (буква Тет и знак Льва) – женщину, укрощающую льва; карта «Смерть» (буква Нун и знак Скорпиона) передает астрологическую идею своего зодиакального знака и связанного с ним 8-го дома гороскопа и т. д.

Можно сказать, что если для изучения французского Таро знание Сефер Ецира является желательным, но не обязательным, то для Таро «Золотой Зари» без этой древней каббалистической книги просто никак не обойтись. Отметим, что Артур Уэйт, колода Таро которого по сей день считается наиболее популярной в мире и одной из самых эффективных в предсказаниях, также был членом «Золотой Зари» и использовал учение этого ордена в своем Таро. Также и «Таро Тота» Алистера Кроули опирается на систему «Золотой Зари», хотя здесь автор внес одно существенное изменение, нарушающее точность соответствия с Сефер Ецира[9].

Астральные образы, о которых шла речь выше, составляли важный метод в магической практике ордена. В церемонии Неофита иерофант каждый раз напоминал, что «все силы вновь и вновь пробуждаются именами и образами», и потому для эффективного использования имен ангелов необходимо построить в воображении их отчетливую картину. Здесь Сефер Ецира дает необходимый материал для работы.

«Знай же, – гласит инструкция ордена, – что если ты попытаешься в воображении сформировать астральный образ из имен, первая буква должна стать головой фигуры, а последняя – ее ступнями. Остальные буквы, представленные по порядку, станут ее телом и органами»[10].

Там же дается ряд примеров формирования таких образов. В имени ангела Агиэля (אגיאל) первая буква Алеф (стихия Воздуха) дает крылья на голове и золотистые развивающиеся на ветру волосы. Буква Гимел (Луна) – корону в виде серебряного месяца и женское лицо. Буква Йуд (знак Девы) – девичье тело в зеленом одеянии. Следующая буква Алеф – большие золотистые крылья, закрывающие большую часть фигуры. И, наконец, последняя буква Ламед (знак Весов) наделяет весь образ слаженностью и равновесием и кладет к его ногам весы в качестве символа справедливости.

Очевидно, что такая система не только помогает в магической практике, но и открывает глубокий подход к языку вообще, позволяя обнаружить за любым словом (на иврите или переводимым на иврит) определенную энергетическую структуру.

Франц Бардон и Сефер Ецира

Франц Бардон, 1909-1958

Уже после широкого распространения мартинизма и возникновения и упадка «Золотой Зари» чешским оккультистом Францем Бардоном была предложена практическая система упражнений, призванная сделать буквы инструментами в руках каббалиста для управления внутренними потоками энергии, а через них и явлениями окружающего мира. Его книга «Ключ к истинной Каббале» идет в его учебной программе следом за первой книгой «Посвящение в герметизм», которая должна подготовить будущего адепта, проведя через ряд предварительных практик. Бардон шаг за шагом ведет своего ученика, давая ему упражнения по концентрации мыслей, правильному дыханию, переносу сознания в разные части тела и за его пределы, а позже – обучая его вступать в контакт с невидимыми существами, пользоваться экстрасенсорными способностями и даже создавать собственных элементалов и лярв.

«Ключ к истинной Каббале», по словам автора, предназначен для тех, кто уже прошел базовую программу. В этой книге он дает систему, основанную на буквах и их различных соответствиях.

«Изучение Каббалы начинается с эзотеризма букв. Создавая идеи из Самого Себя и организуя их по универсальным законам, Бог формировал буквы, а через буквы – числа, которые имеют точные аналогические связи друг с другом и представляют всю Вселенную от высшего [уровня] до низшего. Утверждение Гермеса Трисмегиста «как наверху, так и внизу» оказывается вполне разумным с каббалистической точки зрения. Буквы, которые Бог использовал, создавая угодные Ему идеи из Самого Себя, ясно изложены в Книге Созидания, или Сефер Ецира»[11].

Поясняя важность освоения данной практики, Бардон говорит следующее:

«Таинство слова или, точнее говоря, таинство знания слова и подлинного его применения требует высочайшей формы посвящения, какая только существует. Во все времена тот, кого называли «мастером слова», был высшим посвященным, высшим жрецом, истинным представителем Бога. Любая религиозная система и каждая инициация рассматривает знание слова как высочайшее знание… В практической части книги каббалист будет обучен тому, как точно использовать каждое слово в соответствии с универсальными законами в отношении ментального, астрального и материального миров, как и в отношении элементов. Он научится выражать слова… не только интеллектуально, то есть своим разумом, но и всей своей личностью. Лишь выраженное таким образом слово будет иметь созидательный эффект. Правильное произношение букв в духе, в душе, а затем и в теле – это основание практического каббалистического мистицизма»[12].

Основой методики Бардона является активная концентрация на букве, переходящая в ощущение ее энергетики. Ученик должен тренироваться расширять и сужать эту энергию, перемещать ее и видоизменять различными способами. Для более полного овладения ею каждой букве присваивается цвет и музыкальная нота. Вдобавок, буква имеет природу той или иной стихии, что в ощущениях человека наделяет ее тяжестью или легкостью, теплом или холодом и т. д. Наконец, энергия буквы должна быть сконцентрирована в определенной части тела. Таким образом, все тело каббалиста становится насыщено силами и оказывается своего рода воплощенным алфавитом – инструментом для последующего магического «произношения» слов.

Отметим, что в Сефер Ецира присутствуют связи букв со стихиями (напрямую либо через планетарно-зодиакальные соответствия) и с частями тела, однако там нет ни слова о цветах или музыкальных нотах.

В дальнейших описаниях букв Бардон указывает, как и на что каждая из них способна влиять, а затем переходит от отдельных букв к божественным именам и целым каббалистическим формулам.

Современная эзотерика и Сефер Ецира

Хотя, насколько нам известно, Бардон не оставил после себя никакого ордена или магической школы, его система не была забыта и стала использоваться оккультистами следующих поколений. Уже в конце XX века, когда духовные учения Востока и Запада стали все больше проникать друг в друга, Сефер Ецира и построенные на ней энергетические практики начали осмысляться также и в контексте изначально далеких от Каббалы культур. В пример можно привести книгу Эрика Йудлава «Дао и Древо Жизни» (1996 г.). Ее автор, будучи учеником даосского мастера Мантека Чиа, одновременно изучал западный оккультизм. В своей работе он приводит систему Бардона, анализируя ее в контексте нового прочтения Сефер Ецира. Для Йудлава эта древняя каббалистическая книга начинает говорить языком внутренней даосской алхимии, включающей также работу с сексуальной энергией.

Современная эзотерическая мысль легко усматривает в 32-х «чудесных путях мудрости», с которых начинается Сефер Ецира, энергетические каналы йоги или меридианы китайской акупунктуры. Как бы странно ни звучало это для поверхностного читателя, в этом нет ничего необычного – подобную информацию мы встречаем еще на страницах средневековых комментариев. К примеру, упоминавшийся выше раби Йосеф Арох писал, что эти 32 пути есть ни что иное, как ответвления нервов, идущие от мозга и позвоночника в разные части тела.

Чтобы познать эти глубокие тайны природы и человека, необходимо подступать к ним с различных сторон и направлений. Весь сделанный выше обзор наглядно показывает, что Каббала остается закрытой книгой без знания Астрологии; что буквы оживают в раскладах Таро, способных превратить их в непосредственное отражение событий судьбы и окружающего мира; что упорному исследователю нельзя ограничиваться сухим интеллектуальным изучением – он должен сочетать теорию и практику, развивать свою энергетику и астральные силы, чтобы понять истинный смысл того, о чем он читает в текстах.

Далее приведены сделанные мной переводы на русский язык двух основных версий Сефер Ецира – средневековой и версии Виленского Гаона. Они были выбраны среди прочих в виду их важности для изучения эзотерики. Первая более актуальна с точки зрения Астрологии и Таро, вторая имеет более отточенную структуру и будет необходима для тех, кто начинает свой путь с современных комментариев к ней (таких как работа А. Каплана).

В завершение хотелось бы указать, что несмотря на свою краткость, Сефер Ецира не может быть прочитана и понята на одном дыхании. Она требует глубокой вдумчивости, медитации и сравнения различных отрывков. Проясняя постепенно смысл одной мишны, следует возвращаться к ранее пройденным, подставляя в них открывшиеся значения, пока вся книга не свяжется в уме ученика в единую ткань. Остается лишь пожелать каждому, чье сердце устремлено к познанию Оккультной Науки, успеха в этом великом деле.

[Эта статья является предисловием к переводам двух версий Сефер Ецира на русский. Сам перевод будет выложен на нашем сайте позже — Бецалэль Ариэли].

Примечания

[1] Моше Кордоверо. «Гранатовый Сад», врата 1, глава 1.

[2] Сефер Ецира, гл. 3, мишна 3; гл. 4, мишна 6 (в версии а-Гра).

[3] Имя и личность этого ученика вызывают споры, поскольку его книга «Врата справедливости» (שערי צדק) написана анонимно. Описание его опыта можно прочесть в книге Г. Шолема «Основные течения в еврейской мистике» (глава 4, п. 8).

[4] Комментарий Саадии Гаона, конец предисловия автора.

[5] Папюс. «Первоначальные сведения по оккультизму», глава 8, п. 2.

[6] Папюс. «Цыганское Таро», глава 2.

[7] Папюс. «Первоначальные сведения по оккультизму», глава 8, п. 2.

[8] Папюс. «Цыганское Таро», глава 9.

[9] Кроули поменял местами буквы Ѓей и Цади для карт «Император» и «Звезда», оставив при этом зодиакальные соответствия в прежнем виде.

[10] Исраэль Регарди. «Полная система Золотой Зари», книга 7, «Телесматические фигуры».

[11] Франц Бардон. «Ключ к истинной Каббале», эзотеризм букв.

[12] Там же.

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован.