Назад

Артур Эдвард Уэйт: Каббала и арканы Таро

Колода Таро, известная как «Таро Райдера-Уэйта», является сегодня самой известной и популярной в мире. Однако не так много людей знают, какой труд стоит за ее появлением на свет, и какой объем знаний она в себе заключает. Справедливости ради стоит отметить, что идейным автором этой колоды был один человек – известный английский оккультист, масон и писатель Артур Эдвард Уэйт, а художницей, изобразившей карты по его инструкциям, выступила Памела Колман Смит. Поэтому правильнее было бы называть эту колоду «Таро Уэйта-Смит». Что же касается Райдера, это был издатель, выпустивший первые тиражи этих карт. Он не имеет отношения к их разработке и рисованию, а впоследствии и изданием данных карт стали заниматься другие люди, поэтому его имя в название колоды ставят незаслуженно.

Любые карты, будь то различные варианты Таро, оракульные карты или же ассоциативные-метафорические карты, распространенные среди психологов, можно читать и интерпретировать с точки зрения натурального символизма, понимание которого связано с самой природой человеческого восприятия. Для души человека символы – это наиболее естественный язык. Однако в Таро, помимо этого, существуют дополнительные глубокие пласты знаний: арканы этой системы представляют собой духовные состояния, или этапы, которые проходит душа на своем великом пути к Богу. Особенно хорошо это отражено в глубоких оккультных колодах, заслуживших себе признание в качестве классики. Колода Уэйта-Смит является одним из самых ярких тому примеров.

Артур Уэйт и Тайная Традиция

Артур Эдвард Уэйт был, как и многие оккультисты до него, человеком с широким универсальным подходом к знанию. Он стремился не ограничиваться одной-единственной областью, а напротив – охватить все направления оккультизма, чтобы видеть в них единство и синтез. Поскольку между ними существуют древние и тесные связи, такой подход безусловно можно считать обоснованным. Чтобы продемонстрировать, сколько и каких духовных областей объединил у себя автор самого знаменитого Таро, посмотрим вкратце на его биографию.

Артур Уэйт в молодости

Артур Уэйт родился 2 октября 1857 года в Нью-Йорке. Его отец был американским капитаном торгового флота, он умер, когда его маленькому сыну было около двух лет. Мать Артура, англичанка, переехала после этого вместе с сыном и его младшей сестрой в Лондон. Видимо, на фоне всех трудностей и плохого экономического состояния она ушла в религию и стала ревностной католичкой. Так Артур Уэйт с детства познакомился с католическим христианством, однако для его духовных исканий религии оказалось совершенно недостаточно.

В 1874 году, когда умерла его сестра, он стал активно интересоваться духовным миром и посмертной жизнью души. В этой связи его привлек спиритизм, который в ту пору был на пике своей популярности.

Затем он обратился в Теософское Общество, основанное Еленой Блаватской, где впоследствии познакомился с трудами знаменитого французского мага Элифаса Леви. Так от более популярных и «народных» форм духовной практики начался его переход к более элитарным и тайным формам, которыми адепты магических орденов занимаются за закрытыми дверями. Уже в 1887 году Уэйт выпустил свой перевод книг Элифаса Леви на английский, а вслед за этим – исследования на тему истинной истории и учения розенкрейцеров.

В июне 1891 года он вступил в Герметический Орден «Золотая Заря», в котором потом перестал участвовать в 1893 году, а затем вернулся в него по рекомендации друзей в 1896-м. Где-то в последние годы XIX века он также вступил в Орден Мартинистов, который во Франции возглавлял известный маг и оккультист Папюс. Впоследствии Уэйт написал биографию и анализ учения «неизвестного философа» Сен-Мартена, являвшегося символической фигурой для мартинистов.

Общение среди представителей магических орденов подтолкнуло его также просить о посвящении в масонскую ложу. Это прошение было удовлетворено, и 19 сентября 1901 года Артур Уэйт был принят в ложу «Ринеменд» №2430 в Рейсбери, Англия. К 1910 году он достиг того, что его назначили досточтимым мастером этой ложи, и он сам проводил в ней ритуальные работы.

В этом же году была создана и знаменитая колода Таро, известная с тех пор большинству пользователей как «Таро Райдера-Уэйта». Следом за ней в 1911 году появилась книга Уэйта, посвященная масонскому знанию – «Тайная традици в франкмасонстве». Из этих фактов можно сделать вывод, что в период создания колоды Таро тема масонства занимала у ее автора важное место в жизни. Неудивительно, что и в самой колоде нашло отражение множество масонских знаков и элементов. Идея о том, что Таро и масонство есть два способа выражения одного инициатического пути, была не новой и принадлежала не одному лишь Уэйту. Примерно в те же годы об этом активно писал другой оккультист – сподвижник Папюса и Станисласа де-Гуайта во Франции – Освальд Вирт. В его книге «Таро Магов»[1] целая глава выделена для анализа сходств и параллелей двух этих систем, а в описании самих карт постоянно идут отсылки к масонским ритуалам.

Изучая различные оккультные дисциплины, Артур Уэйт все больше убеждался в том, что они описывают великий путь души, которая исходит из Бога и к Нему же возвращается после долгих странствий. Различные системы тайных знаний в общих своих основах едины, но могут различаться тем, на какие детали и частности обращают внимание.

«К тому времени Уэйт уже много лет разрабатывал теорию, согласно которой все эзотерически традиции, будь то алхимия, еврейская каббала, легенды о Святом Граале, розенкрейцерство, христианский мистицизм или масонство, суть сокровенные способы непосредственного познания Бога. Уэйт был убежден, что символические системы всех этих традиций связаны общими корнями и обращены к единой цели, и что правильное их истолкование откроет тайные пути к духовному просветлению».

Ричард Гилберт, «Масонская карьера А. Э. Уэйта»

Следует особо отметить, что практически по каждой из перечисленных дисциплин Уэйт написал отдельную книгу, а в некоторых случаях и несколько. И чаще всего в самом заглавии этих книг содержится упоминание «тайной традиции», которую автор в них раскрывал. Вот лишь часть списка такой литературы, вышедшей из-под пера этого плодовитого писателя:

1) Тайная Традиция в Франкмасонстве, 1911

2) Тайная Традиция в Алхимии: ее развитие и записи, 1926

3) Священная Каббала: изучение Тайной Традиции в Израиле, 1929

4) Истинная история Розенкрейцеров, 1887

5) Скрытая церковь Святого Грааля: ее легенды и символизм в их сходстве с определенными мистериями и другими следами Тайной Традиции в христианские времена, 1909.

“Священная Каббала” Уэйта

Как видно из этого далеко не полного перечня, Уэйт и в самом деле очень основательно подходил к своим исследованиям, доводя изучение каждой области до конкретных результатов, оформленных в виде книги. Надо отметить, что в своих текстах он обычно не любил использовать термин «оккульный» (occult), поскольку им активно пользовался ряд его современников, к которым он не питал большого уважения. Поэтому после слова «оккультный» из его уст часто раздается критика, нацеленная на его оппонентов. Вместо этого сам он применяет термин «тайный», «секретный» (secret). Однако совершенно очевидно, что это лишь игра слов, рассчитанная на реакцию определенного круга читателей, поскольку в своем базовом значении термин «оккультный» как раз и передает буквально то, что пытается донести до нас Уэйт, когда рассказывает о той самой «тайной традиции».

Что же касается общих очертаний этой традиции, которые раскрываются за всеми различными формами ее проявлений, их Артур Уэйт резюмирует следующим образом:

«Тайная Традиция включает в себя, во-первых, летопись утраты, постигшей человечество, а во-вторых – хроники возвращения утраченного… Она есть древнее знание о том, как средствами внутренней жизни человеку вернуться туда, откуда он вышел…»

Во всех разновидностях этой традиции присутствуют свидетельства

«1) эпохальной сущности этой утраты; 2) несомненности грядушего возвращения; 3) того, что утраченное все же сохраняется где-то в этом мире, хотя и глубоко скрыто, и реже – 4) того, что суть утраченного в скрытой форме пребывает рядом с нами, совсем близко».

– А. Э. Уэйт, «Тайная Традиции в Франкмасонстве»

Если говорить о Каббале, которую Уэйт хорошо знал и высоко ценил, в ней эти положения присутствуют со всей очевидностью и рекурсивно повторяются в различных масштабах. В наиболее общем и глобальном масштабе речь идет о трех состояниях, связанных с пребыванием душ в Творце (Эйн-Соф), их выходе из него и утрате совершенства, которое теперь они должны заслужить, трудясь над исправлением себя, и наконец, возвращением и реинтеграцией заново в Творца, где они обретают заслуженное благо. Эти состояния очень четко описывает, доказывая их обусловленность друг другом и необходимое следование друг из друга, известный каббалист Йеуда Ашлаг, известный как Бааль а-Сулам. В предисловии к книге Зоѓар он рассуждает о том, что душа пребывает в Боге благодаря равенству формы с Ним, и что она отделяется от Него, когда теряет это равенство. Происходит это из-за пробуждения в ней индивидуального эго, то есть желания получать. Когда же она, через акты служения, преобразует его в желание доставлять радость Создателю, ее форма вновь становится подобной Творцу, и она снова сливается с Ним. Вот что пишет он об этих трех состояниях:

«Так ты непреложно находишь, что в целом есть три состояния душ. Первое состояние – это их пребывание в Бесконечном, благословен Он, в замысле творения, и там у них уже есть будущая форма совершенного исправления. Второе состояние – их пребывание в шести тысячах лет, когда упомянутыми системами они разделились на душу и тело, и дана им работа над Торой и заповедями, чтобы обратить желание получать в них и привести его к желанию доставлять удовольствие Создателю… Третье состояние – конец исправления душ после оживления мертвых, когда совершенное исправление достигнет также и тел, и тогда преобразуется само получение, то есть форма тела, и снизойдет на нее форма чистой отдачи. Они станут достойны обрести все благо, наслаждение и все приятное, что есть в замысле творения».

– Бааль а-Сулам, «Предисловие к Зоѓару», п. 14.

Затем эти же этапы повторяются в виде рекурсии внутри отдельных процессов, описываемых каббалистической моделью мироздания. К примеру,

1) мир Адама Кадмона, где все сфирот пребывают в цельности и единстве,

2) мир Некудим, где происходит разбиение сосудов,

3) мир Ацилут и последующие за ним, где совершается восстановление разбитых сосудов, а затем повторное восхождение на уровень Адама Кадмона.

В еще более малом масштабе, уже в рамках мира Ацилут, эта же картина повторяется в судьбе первого человека[2], который переживает

1) период благоденствия – пребывание в раю, где Бог позволил ему наслаждаться «всеми деревьями сада», кроме древа познания;

2) период грехопадения – человек был изгнан из рая и теперь должен «в поте лица своего» заслужить право на искупление;

3) период возвращения в рай, когда служение подходит к концу.

Это и есть те самые «утрата и возвращение», о которых пишет Артур Уэйт, и которые отражены во всех областях Тайной Традиции.

Арканы Таро как история души

После всего, что удалось прояснить до сих пор, становится понятно, что и Таро для Артура Уэйта должно было заключать в себе это же знание, которое мы находим во всех оккультных системах. Прежде всего, это касается последовательности из двадцати двух старших арканов, которым Уэйт уделял наибольшее внимание. Согласно его переписке с Памелой Колман Смит и его личным воспоминаниям, ему приходилось тщательно «разжевывать» художнице, как должны выглядеть многие старшие арканы[3]. Есть и прямые высказывания автора, позволяющие увидеть его отношение к предмету:

«Несколько лет назад я убедился – и я в этом не одинок, – что Мажорные Козыри изначально существовали независимо от других карт, и что в какое-то время, которое точно установить невозможно, их совместили в игральных целях. В настоящем меня интересуют только Великие Символы. Их число – двадцать два».

– цитируется по книге М. Каца и Т. Гудвин «Секреты Таро Уэйта-Смит», глава 3

Подобные пейзажи постоянно встречаются на картах младших арканов, сделанных Памелой Колман Смит

Этим, по-видимому, объясняется тот факт, что общий набор из 78 карт был создан Памелой в достаточно краткие сроки. Она работала над ними около шести месяцев с июня по ноябрь 1909 года. При том, что старшие арканы Уэйт «тщательно разжевывал» своей напарнице, младшие он в значительной мере позволил ей изобразить на ее вкус, и поэтому их создание не отняло у художницы много времени. Конечно, и в младших арканах Уэйтом были обозначены общие идеи того, что они должны выражать, и их соотнесение с древом сфирот дает подтверждение их каббалистической структуре. Но в деталях рисунков гораздо больше проступают художественные предпочтения самой Памелы. Это касается, в первую очередь, пейзажей с лесами и старыми замками, которыми художница любовалась, пока жила в английской провинции Уинчелси и у своей подруги в Смоллхит-Плейс, перенося их из реальности на бумагу, а также различных шекспировских театральных элементов[4].

Как уже говорилось, Таро служит, таким образом, дорогой к познанию Бога и единению с Ним. Но поскольку сам Бог в своей истинной сущности трансцендентен и непостижим для человека, отношения с Ним строятся через качества, в которых Он по своей воле раскрывает себя в мироздании. Главным таким качеством является то, что каббалисты называют Шхиной. Таинства Шхины и были средоточием всего смысла старших арканов Таро в понимании Уэйта:

«Секрет двадцати двух мажорных арканов Таро для Уэйта был секретом Шекины[5]. Это еврейское слово в иудейском мистицизме означает “божественное присутствие” или “святой дух”. Неизданные работы и некоторые недавно опубликованные личные заметки Уэйта ясно свидетельствуют о том, что он рассматривал мажорные арканы как иллюстрированное повествование об отношениях нашей души с этим божественным присутствием. В частности, это явленное присутствие, которое мистик или маг может постичь на пике эзотерического экстаза».

– М. Кац и Т. Гудвин, «Секреты Таро Уэйта-Смит», глава 3

В своих описаниях старших арканов Артур Уэйт неоднократно использует понятие «Шхина». Особенно известно место в объяснении Верховной Жрицы, где встречается это слово:

«В каком-то смысле она [Верховная Жрица] также и сама Верхняя Мать, то есть ее яркое отражение. Именно в этом значении отражения ее самое истинное и высшее имя в символизме есть Шхина, сугубое великолепие. По Каббале, Шхина присутствует как наверху, так и внизу. В высшем мире она именуется Биной, верхним Пониманием, отражающимся в нижних эманациях. В низшем же мире это Малхут…»

– А. Э. Уэйт, «Иллюстрированный Ключ к Таро», аркан Верховная Жрица

Вот здесь мы и обнаруживаем, что изучение Каббалы для понимания эзотерического смысла Таро оказывается крайне необходимым. Большинство людей, практически работающих с колодой и выполняющих расклады для клиентов, знакомы с каббалистическими концепциями смутно или никак вообще. Но из всего сказанного выше, полагаю, очевидно, что автор заложил в рисунки и символизм арканов вполне конкретное, но в то же время очень богатое и разветвленное знание.

Если открыть книгу «Священная Каббала» Артура Уэйта в поисках дополнительной информации, мы быстро обнаружим, что сама она поделена на двенадцать больших разделов, или «книг». Восьмая из них называется «Сокровенное учение Зоѓара о святой Шхине», и с ней же автор ассоциирует «тайну пола» вообще, поскольку Шхина всегда представляла для каббалистов женский лик (или женскую ипостась) Бога. Это несложно понять: мужское и женское в Боге соотносятся как небесное и земное или, говоря философским языком, как трансцендентное и имманентное. И поскольку Шхина по определению – это проявление Бога в творении, именно она является «земным» и имманентным, а следовательно – женским началом.

В этом разделе можно легко отыскать высказывание, заимствованное автором непосредственно из Зоѓара, в котором без труда угадывается та самая Верховная Жрица, смотрящая на нас с карты:

«Сказано также, что мужчину внизу сопровождают две женщины, и все пути благословений в обоих мирах открыты перед ним. Он читает Тайное Учение в земной женственности, и ее читает ему та, кто сидит между Столпами Предвечного Храма с книгой Тайного Закона, которую она держит у себя на своих святых коленях».

– А. Э. Уэйт, «Священная Каббала», книга 8, глава 2: «Тайна пола»

Все эти элементы мы хорошо видим на карте Верховной Жрицы – и столпы храма, и книгу тайного закона на коленях. Не остается никаких сомнений в том, что Артур Уэйт сознательно скрыл в изображениях арканов те секреты Каббалы, которые сумел постичь, изучая это оккультное знание.

С другой стороны, важно понимать, что свои фундаментальные труды Уэйт старался адресовать наиболее ученой и придирчивой аудитории, надеясь, таким образом, заслужить определенное признание также и в академических кругах. Он, очевидно, понимал, насколько любые темы, связанные с мистикой и оккультизмом, трудно воспринимаются в такой среде, и потому старался и сам придать своей работе критический характер. Ему было ясно, что исследование Каббалы можно преподнести «под соусом» культурно-исторического анализа, который может быть одобрен в научном сообществе, тогда как книга по арканам Таро едва ли заслужит у таких читателей высокую оценку. Поэтому в некоторых местах он нарочно вносит сомнения по поводу важности места, занимаемого арканами Таро, и высказывается о связи Таро и Каббалы с большой осторожностью, переходя с утверждения научных фактов на личные гипотезы и ощущения:

«Необходимо признать, что, хотя нельзя говорить о реальных исторических свидетельствах [связи Таро и Каббалы], существующих только в воображении приверженцев их мистической ценности, Таро действительно, как это утверждают, имеет очень ценное значение в плане символики. Должен также заметить, что какое-то чувство подсказывает мне, что имеются и некие связи с Каббалой, и что некоторые из них так ярко обрисовал Элифас Леви».

– А. Э. Уэйт, «Священная Каббала», книга 11, глава 5

В той же главе он справедливо отмечает, что:

1) «даже малейшего следа упоминаний о Таро у писателей-каббалистов прошлого мы не находим». Речь идет, конечно же, об ортодоксальных иудейских каббалистах, поскольку у каббалистов из традиции западной магии такие упоминания есть повсюду.

2) «изданные колоды Таро и правила пользовании ими могут помогать в гадании, прорицании… но они ни в коем случае не ключ к Каббале». Из этого следует, что познать Каббалу, опираясь лишь на изучение Таро, невозможно. Однако, если целенаправленно изучать Каббалу по ее источникам, можно в дальнейшем лучше понять то, что зашифровано в арканах Таро.

Подытоживая эти два пункта, можно сказать, что Таро со всей эзотерической глубиной, заключенной в нем, гораздо больше нуждается для своего прояснения в Каббале, чем Каббала – в Таро.

Однако вне зависимости от того, насколько Уэйт признавал связь старых колод Таро с Каббалой, все же не остается сомнений в том, что в свою собственную колоду он постарался вложить очень много каббалистических знаний, и что в этом направлении он сильно опирается на традицию более ранних авторов-оккультистов, несмотря на то, что постоянно спорит с ними.

Особенности арканов в колоде Уэйта

К теме предсказаний и карточных раскладов Артур Уэйт подходил в своей оккультной карьере неоднократно. Впервые он издал книгу «Руководство по картомантии» в 1889 году – более, чем за 20 лет до создания своей знаменитой колоды. Это руководство было опубликовано под псевдонимом Великий Восток. Автор тщательно скрывал, что за этим именем кроется он сам, и в последующих книгах неоднократно ссылается на Великого Востока как на постороннее лицо, с которым он во многом согласен. Среди современных исследователей нет никаких сомнений, что Артур Уэйт и Великий Восток (автор «Руководства по картомантии») – это один и тот же человек, а потому читателю бывает очень забавно видеть, как Уэйт цитирует самого себя, подкрепляя таким образом собственные же утверждения.

Аркан “Колесо Фортуны” из колоды Уэйта

Вся эта конспирация была, во многом, призвана оградить автора от раскрытия того, что он чувствовал себя обязанным скрывать. Вступая в различные закрытые ордена (Золотая Заря, Мартинизм, Масонство), он приносил клятвы молчания, брал на себя обязательства не разглашать секреты, которые преподавались в этих обществах. Очевидно, во всем, что касалось Таро и его связи с Каббалой, знания, даваемые в Золотой Заре, играли особенно значимую роль. В отличие, к примеру, от Исраэля Регарди, решившего в итоге в нарушение собственных клятв опубликовать систему магии этого ордена, Уэйт относился к своим клятвам более серьезно. Он, очевидно, считал себя человеком чести и шел на разные уловки, чтобы, с одной стороны, дать своим читателям хоть какое-то знание, а с другой – избежать разглашения того, что обещал скрывать.

Именно этим объясняется такой трудный и подчас кажущийся высокомерным стиль, которым Уэйт написал свой «Иллюстрированный Ключ к Таро». Вместо того, чтобы внятно и в доступной форме изложить смысл и содержание каждого аркана, автор бросает разрозненные фразы, нагнетая атмосферу загадочности. При чтении его текста складывается впечатление, что он уделяет гораздо больше места спору с предшественниками и отрицанию каких-то неверных на его взгляд толкований, чем собственно объяснению толкований правильных. Чтобы понять, как сам автор относился к раскрытию смысла всей системы Таро, достаточно бросить взгляд на его описание аркана Сила. Во французских колодах, известных до той поры, Сила была одиннадцатым арканом, а Справедливость – восьмым. В колоде Уэйта эти две карты поменялись местами. Вот что пишет об этом сам автор:

«По причинам, которые меня вполне удовлетворяют, эта карта поменялась местами с картой Справедливость, которая обычно выступает под восьмым номером. Поскольку в этой перестановке не содержится ничего такого, что имело бы значение для читателя, в объяснениях нет необходимости».

– А. Э. Уэйт, «Иллюстрированный Ключ к Таро», аркан Сила

Кажется, будто в этой книге автор намеренно обращается к каким-то непосвященным профанам, которым он демонстративно не хочет открывать истинный смысл вещей. В наше время, после того, как усилиями уже упомянутого И. Регарди, система магии Золотой Зари стала широко известна, даже в самых простых учебниках по Таро есть объяснения перестановке арканов. Сила, на которой изображен лев, соответствует зодиакальному знаку Льва, а Справедливость с изображением весов – знаку Весов. В целом же порядок старших арканов отражает порядок еврейских букв с их астрологическими значениями. Поскольку Лев на зодиакальном круге (и в буквах иврита) идет раньше, чем Весы, то и Сила должна стоять в ряду арканов в позиции, предшествующей Справедливости.

Но автор «Иллюстрированного Ключа», очевидно, не собирался объяснять эти простые закономерности. Также и в описаниях остальных карт он многое скрывает и недоговаривает, местами позволяя читателю почувствовать себя намеренно оставленным за закрытыми дверьми. Видимо, как раз по этой причине, несмотря на популярность, которую с годами обрела сама колода, прилагаемая к ней книга автора так и не заслужила высокого признания. Хотя она неоднократно переиздавалась на разных языках, в современных школах Таро и различных учебных курсах по колоде Уэйта очень мало пользуются описаниями карт, составленными самим этим автором.

Алистер Кроули[6], который всегда не любил Уэйта и в свое время даже написал фальшивый некролог под заголовком «мертвый Уэйт»[7], язвительно насмехается над скрытным и высокомерным стилем этого автора. Не будем пересказывать все оскорбления и насмешки, которые Кроули умел источать с большой щедростью, но сосредоточимся лишь на нескольких фактических аргументах, которые он приводит:

«Что касается неизменной напыщенности мистера Уэйта, то, похоже, он думает, что чем более туманными и непонятными будут его фразы, тем большим посвященным он покажется. Создается впечатление, будто только один мистер Уэйт знает все о Таро, но он никому ничего не расскажет… Я уверен, что мистер Уэйт способен производить бесконечное количество солодового молока, которого хватит всем, но когда речь идет о чистом молоке Слова, он хватается за деревянную корову. И ради Бога, Артур, брось свои вечные намеки, намеки, намеки: “Ох, какая у меня возвышенная степень, вы, бедные тупые непосвященные, не можете себе даже представить!” Вот тебе твоя критика, Артур, без обиняков. Любой, кто знает Истину и утаивает ее, – предатель человечества; а тот, кто не знает и пытается скрыть свое невежество, притворяясь хранителем тайны, – шарлатан. С кем из них мы имеем дело?»

– А. Кроули, «Равноденствие», т. 1, № 3

Если отбросить эмоциональный стиль этих реплик, за ними скрывается простой аргумент: нет смысла давать объяснения, если в итоге ты все равно не намерен ничего объяснять. Однако, по-видимому, сам Уэйт так не считал: он хотел оставить намеки для тех, кто готов и способен самостоятельно думать и искать, однако они не должны были быть слишком прозрачными. В итоге даже Кроули нехотя признает:

«Самое худшее во всем этом то, что мистер Уэйт действительно обладает какими-то путанными знаниями. Если бы он только перестал важничать, от него могла бы быть какая-нибудь польза».

– там же

Но если охватить всю деятельность и творчество Артура Уэйта, можно смело утверждать, что его знания были вовсе не путанными и в огромной мере превосходили знания самого Кроули. Книгам Уэйта, и особенно его «Иллюстрированному Ключу», действительно присущ определенный интеллектуальный снобизм. Стоит ли продираться через него в поисках знаний или же лучше отложить этот труд в сторону – пусть каждый читатель решает сам. Можно лишь отметить, что поиски истины и знаний никогда не были простым делом, и практически все великие посвященные всегда оставляли на своей работе покров таинственности. Сам Уэйт и не отрицает того, что здесь заключена тайна:

«Скажу, что истинная природа символики Таро – секрет, которым владеют немногие, и вне круга этих посвященных все прочие игроки и писатели могут комбинировать и раскладывать карты, сколько угодно и как им вздумается, но им никогда не найти правильное решение».

– А. Э. Уэйт, «Священная Каббала», книга 11, глава 5

Мы неслучайно уделили столько внимания именно Каббале. То, что с этой священной наукой Артур Уэйт связывал если уж не Таро вообще, то во всяком случае собственную колоду Таро, даже при первом приближении подтверждается обилием каббалистической лексики, разбросанной в его описаниях арканов. Перечислим примеры понятий, явно имеющих еврейские корни и постоянно фигурирующих в Каббале, которые встречаются в «Иллюстрированном Ключе к Таро»:

1) Шхина (аркан Верховная Жрица);

2) верхний райский сад (там же); в Каббале отдельно рассматриваются верхний и нижний райские сады, и это то, что выводит данный разговор из чисто религиозной плоскости;

3) названия сфирот – Бина, Малхут и т. д. (Верховная Жрица, Звезда и др.);

4) Шаббат (Влюбленные);

5) Урим и Туммим (Колесница) и т. д.

6) Древний Днями (Отшельник);

7) живые существа из видения Иезикииля (Колесо Фортуны);

8) дом учения (Башня), это типичное еврейское выражение (в иврите – бейт-мидраш); и другие.

Во многих местах текста разбросаны стихи из различных частей Библии. Все цитаты из Танаха (Ветхого Завета) – например, «цветок поля и лилия долин» (Маг), «наступить на аспида и василиска» (Сила) – естественно, предполагают каббалистический комментарий.

Из всего, что было показано, следует непреложный вывод: для проникновения в суть арканов колоды Уэйта недостаточно развить лишь практические навыки раскладов. Здесь необходимо вооружиться обширными познаниями оккультных систем, открыть перед собой врата к древним источникам. Лишь тогда великое Учение, переданное кратко в серии из двадцати двух картин, начнет оживать в уме и в сердце и раскроет свои секреты. Тем, кто желает проделать этот путь самостоятельно, я рекомендую изучать Сефер Ецира и Зоѓар, читать книги классиков оккультизма (Элифаса Леви, Папюса, Освальда Вирта, систему Золотой Зари) и, конечно, книги самого Уэйта, покуда речь идет о его колоде.

Все, кто желает получить помощь на этом пути и обучаться арканам Таро, приглашены на курс «Эзотерическое Таро» в школе Путь Древа Жизни.

Примечания

[1] В оригинале «Таро средневековых рисовальщиков».

[2] Его также зовут Адам, но не следует путать его с Адамом Кадмоном. Адам Кадмон охватывает все пространство миров, тогда как Адам-первый человек (обычно его называют Адам а-Ришон), находится уже внутри сотворенного мира.

[3] Особенно в этой связи подчеркиваются арканы Дурак, Верховная Жрица, Повешенный.

[4] Например, разные ботинки у героя на карте Семерка Жезлов.

[5] В этой цитате я оставляю написание этого еврейского слова таким, каким его употребляют авторы цитаты, хотя с точки зрения правил иврита читать нужно не «Шекина», а именно «Шхина» (שכינה).

[6] Напомним, что Кроули, спустя примерно 30 лет после Уэйта, создал свою колоду Таро, и тоже совместно с женщиной-художницей, и на сегодняшний день его колода «Таро Тота» является главным конкурентом для Таро Уэйта.

[7] Он обыгрывает созвучие фамилии Уэйт (Waite) и английского слова «груз» (weight(. Фактически текст называется «мертвый груз», но в нем очевидно идет речь о конкретном человеке.

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

14 − четыре =